ПАДЕНИЕ ГРИСМАРЫ — ИНТЕРАКТИВНАЯ ИСТОРИЯ

Синопсис

 

Мордеши Грисмары были мастерами алхимии, что сделало их желанными союзниками Доминиона. Когда Виктор Лазарин, их величайший ученый, объявил о разгадке тайны бессмертия с помощью эликсира вечной жизни, жители планеты возрадовались. За считанные недели инъекцию совершили миллиарды, наслаждались ее удивительными омолаживающими эффектами. Но спустя некоторое время эликсир вызвал ужасающий физический регресс и приступы каннибализма. Вся планета погрузилась в хаос, и Лазарин отчаянно пытается создать сыворотку прежде, чем безумие поглотит и его самого…

 

1579 п.э. — Падение Грисмары

 

story-chapter1-hero

 

Часть первая. Торжественный день

 

Улицы Грисмары были заполнены ликованием — счастливый хор голосов настиг и приглушил выкрикиваемое имя Виктора. Он возвышался над ними с наблюдательного парапета, обхватив Люси за плечи и вглядываясь в бескрайнюю толпу ниже. Отсюда они казались лишь точками, лишенными индивидуальности — как сгустки протоплазмы под микроскопом.

 

Приведение этого сравнения было его наибольшим прорывом. Вся жизнь подчинялась тем же правилам, танцевала под ту же извечную мелодию. Овладение бессмертием стало лишь вопросом рекомбинации химических элементов в самую эффективную форму. Смерть, как и скорость света, была все время только самопровозглашенной преградой, которую он имел удовольствие выставить в столь невыгодном свете. Это не только самое смелое его достижение, но и самое смелое из всех возможных — упрек вселенной, что простой позвоночный смог подчинить себе незыблемый закон. Такой подход, как заявил он публично, и послужил ему вдохновением.

 

Виктор поднял маленькую руку Люси, чтобы помахать ей перед толчеей снизу, при этом небо озарил еще один залп фейерверков. Пиротехническое представление было организовано самим императором — празднование предстоящего союза. Несмотря на свое отличительное высокомерие, кассиане оказались удивительно сдержанными, по меньшей мере, до тех пор, пока он не отклонил их запрос на дарственные образцы эликсира. Снова и снова его заставляли повторять, что побочные эффекты на другие расы, кроме мордешей, могли оказаться непредсказуемыми и в высшей степени смертельными.

 

Наконец ликование утихло, и Виктор подошел к микрофонам. Его одолевала усталость, но стольким нужно было поделиться… Вдруг он заметил, что некоторые из криков, раздававшихся одновременно из разных частей толпы, радостными не были.

 

Он повернулся к ассистентке, чтобы спросить — а не кажется ли ей так же, но руки ее сжались вокруг его горла.

 

story-chapter2-hero

 

Часть вторая. Обреченные на вечную жизнь

 

До последнего столетия мордеши с Грисмары были процветающей цивилизацией, сравнимые лишь с Кассусом по элегантности и пышности. Их познания в области алхимии вызывали зависть во всей галактике. Когда пришли послания, наказывающие им присоединиться к Доминиону, союз казался неизбежным.

 

Как раз тогда, когда исследования переходили на завершающую стадию, Виктор Лазарин, широко признаваемый величайшим из алхимиков в истории Грисмары, объявил о своем намерении «положить конец тирании смерти». Таков и был замысел алхимиков-мордешей с незапамятных времен. Хотя он говорил в широком смысле — о победе над болезнями и старением, ум его был занят недавней болезнью и смертью жены.

 

Лазарин на десятилетия запер себя в лабораторию. Когда он наконец вышел, его лицо осунулось, а поведение стало еще более странным, нежели обычно, и многие среди его прежних смертных коллег подбадривали себя тем, что то было позорным признанием поражения. Вместо этого Лазарин объявил об успехе: эликсир вечной жизни, вещество, даровавшее невосприимчивость к болезням, старению и деградации клеток. Убедившись в его возможностях, Верховный Совет торжествующе призвал к немедленному распространению эликсира по всей планете. Каждая минута означала, что можно избежать сотни, возможно, тысячи смертей. Производство эликсира было поставлено на поток. Спустя неделю инъекцию эликсира сделали миллиарды мордешей. И у всех без исключения проявлялись признаки ускоренного омоложения, прилива сил и удивительного улучшения физических возможностей.

 

Прошло несколько недель, и все изменилось. Эликсир Виктора оказался нестабилен и вызывал физическую дегенерацию наряду с приступами безумной каннибалистической ярости. Сообщения о диких нападениях членов семьи и вскоре целых сообществ стали ежедневной литанией. Даже те немногие, кто отказался принимать эликсир, были ранены, убиты или же заразились сами.

 

Потери увеличивались со скоростью метеора. За считанные недели цивилизация, насчитывавшая миллиарды, вдруг обнаружила, что находится на грани исчезновения. В отчаянии мордеши обратились за помощью к новым союзникам. Однако ответом Доминиона стал карантин на неопределенный срок. Отрешенно пытаясь свести на нет опустошающее воздействие зомбоцита на собственную нервную систему, Лазарин без устали трудился над созданием вакцины.

 

story-chapter3-hero

 

Часть третья. Долгая ночь

 

Улицы Грисмары были наполнены воплями — хриплый хор страха и ярости. Темного голода, который нельзя утолить.

 

Даже будучи привязанным к стулу глубоко под бывшим особняком, Виктор слышал этот хор, и тот заглушал гул звучавших наперебой новостей. Остался лишь он с Люси. Несмотря на первоначальные успехи, последняя партия вакцины тоже оказалась провальной. Когда он сделал инъекцию? Три ночи назад?

 

Не придавая значения туго натянутым ремешкам, его зеленоватые крупные пальцы продолжили безумно подергиваться по собственной воле. Ему нужно собраться. Люси на него надеется. Все они. Надо попытаться еще раз. Он был так близок…

 

Яростное нападение Люси на дверь вырвало его из размышлений. Вот. Теперь и дочь. Он уже видел первые признаки. Он даже так далеко зашел, чтобы убедить ее в том, что не позволит этому случиться, дав себе тайный обет, что, по меньшей мере, будет рядом, когда это произойдет. Теперь на всех экранах, кроме одного, были помехи. Внутренний периметр уже пробили. Возможно, у Виктора остался один час, прежде чем они доберутся и до него. Грозная леди Даркос поклялась вернуться и вызволить их отсюда в течение часа, но, по-видимому, судьба пришла забрать то, что принадлежало ей по праву.

 

В конце концов, он все-таки смог выполнить обещание и быть с Люси. И сейчас она скреблась в дверь и пронзительно кричала. Расстегнув последние ремни, он нетвердым шагом направился к двери, сметя колбы и тигели в своем пробуждении. Теперь ничего не имело значения. Пока он отпирал замки, Люси начала невнятно рычать. Горе чуть не задушило его.

 

А затем, потянув к себе дверь, Виктор поймал в зеркале свое отражение. И застыл перед ним. Лицо казалось… не таким страшным. Да, по-прежнему уродливым… но не настолько. Последняя попытка удалась. Виталус и в самом деле мог предотвратить появление самых худших из эффектов зомбоцита.

 

Дверь распахнулась внутрь, и на его руки упала Люси. Через тонкие пряди ее черных волос он увидел толпу, от которой бежала дочь, царапаясь и крича. Они были так близко, что алхимик мог чувствовать их зловонное дыхание. Вместе с Люси он захлопнул дверь перед пятнистыми лицами. Взгляд дочери остановился на здоровом румянце лица Виктора, и ее глаза медленно расширились от понимания. А затем в них появилась решительность. Их народ еще можно спасти, им просто нужно продержаться немного подольше.

 

Затем полчища беснующихся проделали борозды в стальной двери, в то время как он с Люси бешено оглядывался в поисках того, чем можно забаррикадировать вход в комнату.