Первогенезис — Интерактивная история

Синопсис

 

Восемь столетий назад в отчаянной попытке остановить губительные действия своего архиврага Злоликого, Первогенезис возвела огромное экзанитовое сооружение — Шпиль Света, который заключил их глубоко под Гримвольтом. Теперь, пусть Друсера и противостоит усиливающимся нападениям Злоликого и его бесконечных легионов, ее надежды возложены на своевременное прибытие могущественных личностей, которые раз и навсегда положат конец ее плену…

 

Нынешнее время — Первогенезис

 

Hero Image

 

Часть первая. Поединок воли

 

Неисчислимые года она стояла в тени Шпиля Света, вглядываясь в него и в то же время бросая украдкой взгляды на темный горизонт. Надежда угасала. Сколько Друсера себя помнила, никто к ней не приближался. Пейзаж был почти пуст, если не считать искрящихся пузырей, которые покрывали каждую поверхность, и случайных монстров, с сопением заползавших на холмы в поисках незваных гостей. Позади она чувствовала разъедающий вес незримого присутствия преследователя, непрестанно бросавшего тень на каждое ее действие, предвидевшего каждую ее мысль. Когда он отделился, его энергия казалась безграничной.

 

Его насмешливые слова полоснули ее разум, как растущая ветвь со скрученными шипами. «Любопытная склонность — столь страстно желать собственного уничтожения».

 

Его черты оставались спокойными, в них не было ни проблеска интереса.

 

«Когда же ты наконец признаешь неизбежное?»

 

В рассеянности она расколола каменный нарост на ближайшей вершине и с хрустом сбросила его на голову существа Искажения, находившегося поодаль. Оно трепыхалось несколько мгновений.

 

«Каждая минута, потраченная на эту бессмысленную войну, могла быть проведена с пользой. Вместе мы столько можем достигнуть. В упрямстве нет благоразумия».

 

Пока она смотрела, остов существа задымился и растаял в пузырящуюся лужу, которая затем кристаллизировалась и разбилась на тысячу ужасных осколков, схожих с теми свистящими и бурчащими существами, что были разбросаны по всему ландшафту.

 

«Если ты так уверен, что никто не придет ко мне на помощь, зачем тебе иметь такую армию?»

 

«Акт созидания радует Нас. Ради него самого».

 

«Тебя радует извращение этого акта».

 

«Нас».

 

«Нет никаких „нас“».

 

«Есть лишь Мы».

 

Он сгреб в охапку существ, смял их в комок визжащей массы, скрутил его во вращающуюся скульптуру сложного переплетения обликов. Друсера закатила глаза и с безразличием запустила тысячу экзанитовых копий в ухмыляющееся лицо врага. Он осторожно собрал их в воздухе, будто те были стебельками и раздавил кончики так, чтобы придать им форму соцветий, а затем вручил этот жутковатый букет ей. Но, как она заметила, Злоликий тщательно избегал прикасаться к ним.

 

«Талант убеждать, как и все твои творения, у тебя так и не развился».

 

«Ну, ну, не плачь». Он провел по ее стенам длинным острым ногтем, как обычно, отыскивая изъяны в тысячелетнем камне. «И что тогда? Ты не делаешь ничего, чтобы противостоять мне. Потому что не можешь».

 

«Ожидание не есть бездействие».

 

Хотя, размышляла она, от затянувшегося ожидания до бездействия был только шаг.

 

Hero Image

 

Часть вторая. Долгое бдение

 

И у Шпиля Света были за эти годы свои посетители: они подступали волнами разной силы, перемежаемыми долгими периодами полного затишья. Все были храбрыми. Могучими. И все погибли. Большинство из них было разорвано на части созданиями Злоликого. Некоторые были схвачены и превращены в еще более нелепых на вид чудовищ. Иногда она могла вмешаться.

 

Первое тысячелетие никто не приходил, ибо нетерпимость элданов к нарушителям знали слишком хорошо.

 

Но шли столетия, и их возвращение казалось все менее вероятным. Те, кто был невежественен и жаден, все чаще совершали смелые вылазки. Друсера ничуть не удивилась, что первыми захотели испытать свою удачу осуны. После пятой горы, которую она сбросила на них, выжившие рассеялись.

 

Побывал здесь и странствующий мегадроид, изучавший слабый пульс одного из павших собратьев. Она могла сокрыть планету из виду, стереть ему память и дать уйти. Вместо этого под острым взглядом Злоликого она заманила его, мгновенно разобрала и предложила мозг существа Смотрителю в надежде, что сложный мыслительный процесс поможет ИИ справиться с недавними вспышками ярости. Но это никак не помогло. Единственной радостью, которую принес этот акт бездумного разрушения, было увидеть краткое удивление Злоликого. Друсера хотела, чтобы тот это видел, и знал, что она способна на такое. Что ее недовольство им вышло за пределы досужих рассуждений. То было личное.

 

О кассианах Друсера не вспоминала поколениями, надеясь на то, что их мир был достаточно далек, чтобы худший из концов пришел бы к ним позже, какой бы малой ни была отсрочка.

 

Но однажды, проводя рутинное сканирование в поисках примечательных явлений, по причинам, которые Друсера и сама не могла назвать, она бросила взгляд на внешний мир. Против всякой логики она искала изменения в самых отдаленных местах галактики. И нашла гоминида, замерзающего до смерти в крошечном куске металла, который плыл по безбрежному темному океану.

 

Hero Image

 

Часть третья. Благополучное приземление

 

Она стояла в тени Шпиля Света, как уже было испокон веков. Молнии пронзали колыхающие небеса, раскаты грома сотрясали под ней землю. Враг находил особое удовольствие в погодных издевках, вне всяких сомнений, используя это как тонкий намек на их общее элементальное происхождение.

 

Год или даже меньше она созерцала своих сияющих стражей, непрерывно вращавшихся над разрушенным плато. Злоликий скользил среди них, а из его осклизлого следа с мученическими стонами выходили орды существ. Иногда он останавливался, оценивающим взглядом присматривался к самому ближайшему и небрежно хлестал существо плетью. Проверял выдержку Друсеры.

 

«На твоем месте я была бы осторожнее». Она скрестила руки на груди. «Помнишь прошлый раз?»

 

«И вправду, мне припоминается более сильная реакция. Ты слабеешь? Или по-прежнему ждешь спасения от тех личинок, в которых наши создатели вложили зря столько сил?»

 

Его слова жалили. Она снова подумала о том сонме душ, на которые ею возлагались такие надежды, лишь чтобы наблюдать, как враг небрежно убивал их еще до появления в пределах видимости возвышающегося Шпиля Света.

 

Исчезновение столь кратких жизней не должно было так сильно на нее влиять. Даже их величайшие замыслы были мимолетными, как дуновение ветра. Тем не менее, каждая смерть подрывала ее силы больше, чем потеря всех элданов, вместе взятых. Возможно, это само по себе было причиной. И с новой смертью угасала искра безграничных возможностей, уничтожалась навсегда. Все из-за нее.

 

Потому что она была слишком слаба, чтобы одержать победу над ним в одиночку.

 

Как бы Друсера не страшилась это признать, ее защитники слабели. Признание слабости перед ним пугало ее, но, может, он был прав. Вселенная имела изъяны, и ей становилось все хуже. Может, единственная дорога вперед — начать с чистого листа. Чем раньше она это примет, тем быстрее они смогут заняться восстановлением вселенной.

 

Почти с печалью он подал сигнал. Его легионы немедленно стали рвать когтями и перегрызать стражей, умирая толпами и непрестанно восстанавливаясь.

 

В глазах помутилось, свет потускнел, и она уже собралась сдаваться, но заметила, как Злоликий с хмурым видом смотрел на точки, появляющиеся вдали за ее спиной.

 

«Ждешь гостей?» И на этот раз его тон не был издевательским. «На твоем месте я бы заставил их уйти». В голос врага закрались нотки резкости, которые она не смогла узнать. Что это? Сомнение? «Эти препятствия лишь истощают мое терпение».

 

Смех сорвался с ее губ. «Попробуй их преодолеть, если сможешь».

 

«Ты не выступишь против меня?»

 

С ответной улыбкой она мгновенно сожгла дотла несметные полчища монстров на том месте, где они были.

 

И ее стражи вспыхнули с новой силой.