Путешествие «Скитальца» — Интерактивная история

Синопсис

 

Передовой исследовательский корабль «Скиталец» был гордо отправлен новообразованной кассианской цивилизацией Содружества в исторический, широко отмечаемый полет. Повстречавшись со многими странными формами жизни в неизведанных пределах галактики, «Скиталец» загадочно исчез, и больше о нем никогда не слышали…

 

Путешествие «Скитальца», 107 п.э.

 

story-chapter1-hero

 

Часть первая. Путешествие в неизвестное

 

Яркий свет, заполнявший шлем, подсказал капитану Соноде, что у того есть тринадцать минут, прежде чем туманность за его плечом взорвется, поджарив до хрустящей корочки его и четыре сотни людей, находившихся за метровым слоем вибраниевого корпуса. С другой стороны, вид открывался неплохой.

 

— «Капитан»? — прозвучал рядом голос первого помощника Вески. Она будто была рядом с ним, градуируя корпус обесточенного космолета относительно грани космоса. — «Нам нужно поспешить».

 

— «Кринт», — взглянул он на технического помощника, который находился далеко внизу. Этому парнишке незачем было здесь быть. Трудолюбивый Энжи из фермерской семьи, отец которого гордо плакал на церемонии крещения «Скитальца». Но ремонтный дрон снова остановился, и Шод был мертв. Сонода обещал позаботиться об Энжи, насколько возможно было воплотить значение слова «забота» в глубоком космосе. – «Сейчас».

 

Он соединил кабели, висевшие у него между пальцами. Где-то внизу Кринт щелкнул выключателем, направляя аварийное питание по прежней цепи, прежде чем оно поджарило бы силовое ядро корабля. «Скиталец» содрогнулся. Из ускорителей вырвались языки голубого пламени, отбрасывая тонкие очертания тени Кринта, начавшего карабкаться наверх. Сонода отключил аппарат дуговой сварки. Панель закрылась. — «Готово», — произнес он. — «Мы отправляемся». — Удача не подвела его. Снова.

 

Они стали первыми космическими путешественниками цивилизации Кассуса, и победой было уже то, что им удавалось так долго выжить. Каким-то чудом с начала их миссии прошел уже целый год. За это время экипаж корабля увидел столько чудес, сколько ни один человек за всю свою жизнь. Плазменные организмы удивлялись самому существованию такого вида из плоти и крови, как человек, не говоря уж о совершении им космических полетов. Вулканические выбросы такой силы, что могли повредить корпус корабля, находившегося на орбите. Гранитные гуманоиды, владевшие в совершенстве искусством войны. Огромные черви из темной материи, охотившиеся за черными дырами. Разумные машины, управлявшие мирами, как драгстеры. Медузы размером с китов, для которых «Скиталец», к счастью, оказался слишком мал, чтобы те проявили к нему интерес. Существа, которые не поддавались описанию. Все это завораживало. И хотелось увидеть еще больше.

 

Сонода оттолкнулся по направлению к люку от вставленных в стену поручней. — «Капитан, постойте», — прозвучал с другой стороны голос нового главы научного отдела «Скитальца», Тэкфорда. Для него то была необычно многословная речь. — «Мы поймали энергетическую подпись. Она… любопытна. Такой разброс циклического излучения нам еще видеть не доводилось. Десять градусов по правому борту».

 

Сонода подавил в себе желание кинуть через плечо взгляд на неясные завихрения туманности. — «У тебя есть десять минут». Он собрал плечи, чтобы прыгнуть в декомпрессионную камеру, зиявшую перед ним.

 

— «Цикл составляет свыше миллиарда эргов в секунду».

 

Сонода застыл.

 

 

story-chapter2-hero

 

Часть вторая. Благородные амбиции

 

Запуск «Скитальца» предвосхищали недели самого безумного празднования в истории планеты. Парады с шампанским, сладости с юркими ангелочками и мириады вечеринок.

 

После столетий междоусобных раздоров на Кассус наконец пришел мир. Теперь все сплотились под одним знаменем. Не будут больше жизни драгоценных потомков растрачиваться в разрушительных войнах за ресурсы. Богатство планеты сошло на нет. Впереди ожидали неизведанные просторы галактики. Первым шагом должно было стать наблюдение за этими далекими мирами, и попытка воспользоваться их потенциалом.

 

Охваченные желанием заключить в крепкие объятия исследовательского духа тысячи форм жизни, кассиане не стали останавливаться перед расходами или техническими проблемами, которые ждали их на пути к новой цели – исследованию космоса. Конечно, случались и неудачи, и, время от времени, опасные всплески недовольства населения. Более десятилетия велись дебаты, стоит ли вообще отправлять экспедицию с людьми, но в конце концов приняли решение, что межзвездные отношения слишком важны, чтобы доверять их машинам.

 

Одна только разработка «Скитальца» заняла почти столетие. Членов экипажа выбирали еще дольше. Самые пылкие энтузиасты далеко не всегда были наделены физическими данными, подходящими для продолжительной жизни в космосе, не говоря уж об условиях на предполагаемых планетах. Людей, способных выдерживать такую жизнь и работать, несмотря на эти трудности, нужно было не только обучить, но и создать через поколения, а затем улучшить во всем – от скорости обмена веществ до дипломатических навыков.

 

Сонода настоял на том, чтобы ему дали право вето на выбор всех членов экипажа. Имея за плечами десятилетия опыта обучения и самодисциплины, он считал, что не склонен испытывать сентиментальные чувства.

 

story-chapter3-hero

 

Часть третья. Критическое состояние

 

Сонода переключился на личный канал. — «Миллиард невозможен. Это же было бы…»

 

— «Мощью триллиона сверхновых. Излучается каждую секунду. Но интервалы увеличиваются. Будем ждать — потеряем».

 

Сонода активировал антенну в шлеме, установил уровень колебаний и стал сканировать клин звездного света, который справа медленно поглощался широкой кривой «Скитальца». Цифры бежали по интерфейсу шлема, пока он дважды их просматривал.

 

— «Приказы, сэр?» — прозвучал в ухе голос Тэкфорда. По его тону Сонода понял, что Тэкфорд тоже провел вычисления. – «Значительно больше всего, с чем мы сталкивались».

 

— «Мы можем переместить корабль, когда будут точные координаты», — резко сказала Веска.

 

— «Слишком далеко».

 

«Сэр, двигатели еще разогреваются. В любом случае, это будет путешествие в один конец. При том, что перегрузка не разорвет нас или не превратит инструменты в кипящий металл. — В ее голос закрались нотки мольбы. — «Горен, это того не стоит». — Тот промолчал. Она продолжила:

 

— «Наша миссия в том, что мы должны вернуться с отчетом».

 

И Веска была права. Но миллиард эргов!

 

Он взглянул на открытый люк. Там хватит времени и места только для одной декомпрессии. Он пристально вгляделся вниз. Кринт нащупывал поручень под лодыжкой Соноды. Паренек смотрел на него, с облегчением растянув рот в зияющей местами улыбке.

 

Миссия, подумал Сонода. Это самое главное.

 

Как только рука Кринта потянулась к поручню, Сонода с хрустом пнул паренька по корпусу. Он поймал удивленно-испуганный взгляд жертвы. Затем зашипел воздух, и юное лицо с веснушками посинело, а тело поплыло к туманности.

 

Сонода плавно пролетел через люк и наблюдал, как тот закрывается. Даже через костюм чувствовалось, как «Скиталец» пульсирует от включенных двигателей. — «Веска, я внутри. Начинай».

 

— «Уже», — отрезала она, не став спрашивать о Кринте. Да ей и не было это нужно.

 

Сонода смотрел через иллюминатор, как исчезает крошечное пятнышко тела Кринта среди сверкающих ураганов камней размером с континенты, то и дело летящих навстречу «Скитальцу».

 

Тут двигатели заревели, и Соноду отбросило на стену. Звезды в иллюминаторе размылись в хвосты комет. Словно стрелы, с горечью подумал он, возвращаясь к опрометчивому решению. Затем капитан отключился, отдавшись пелене сна, за которой снова и снова проступал ужас на лице Кринта.