Разорение Арбории — Интерактивная история

Синопсис

 

Тысячелетиями вспыльчивые и проворные аурины жили бесхитростной жизнью на лесной планете Арбория, ведомые чередой королев, которые напрямую общались с многовековым Материнским Древом. Не видев никогда жителей других планет, аурины были очарованы, когда в небе появились ветхие корабли Изгнанников. Они делили пищу, воду и запасы; между ними быстро завязалась дружба. Опасаясь вызвать на новых друзей гнев Доминиона, Изгнанники продолжили путь. Но семена разрушения были уже посеяны.

 

story-chapter1-hero

 

Часть первая. Темный вихрь

 

Арвик перепрыгивал с ветки на ветку, гарь жгла ему глаза, а легкие были наполнены едким дымом раскаленной планеты. Заглушая треск пламени, до него из дыма доносились крики — кто-то молил о помощи, а кто-то изливал скорбь. Но шаг Арвика ни разу не замедлился, пока он неустанно прыгал через языки черного от сажи огня. Он был на ногах уже несколько дней, без привалов, не ел ни крошки. Сейчас его снедал лишь один голод — ненависть.

 

Тучи пепла еще можно было преодолеть, а вот слои грязи неуклонно заставляли его перебираться все выше и выше. Сперва он принял ее за грязь — на деле же сок растений, целые океаны, уже сгустившиеся в органическую смесь. И снова Арвик выругался. Знал ведь он с самого начала, что эти Изгнанники с их кораблями и попыхивающими изо рта трубками принесут лишь беды. Из-за них ведь горела Арбория. А теперь, вместо того чтобы оттолкнуть захватчиков, все, что они в бессилии предложили — присоединиться к ним в полете к верной смерти по неясным причинам. Чтобы сдержать рычание, он попытался окунуть свою ярость в воспоминания о волосах Мьялы? Жива ли она? Если нет, то он предпочел бы сгореть в этой преисподней.

 

Такой была его последняя мысль перед тем, как протянуть руку за длинным знакомым побегом, которого вдруг не оказалось на прежнем месте. Затем он резко погрузился в пыльную бурю. Он падал вечность, пока его лицо не ударилось о стальную плиту, склизкую от пузырящегося ржавчинного гриба. Там он и лежал, распластавшись на головке шурупа, большего, чем ствол самой древней лансы. Вглядываясь за ободок, Арвик впервые увидел зверя, чей рев слушал с жадностью многие дни.

 

От одного лишь взгляда на него болела голова. Зазубренные шишки и визжащие оси выступали повсюду из вогнутой поверхности без видимой причины, будто в угоду капризному проектировщику. Далеко внизу сотни турелей выплевывали везде ядовитые паутины дефолиантов, в то время как металлические катки неумолимо вгрызались в растения старше самой луны.

 

Волна исступления захлестнула его. Арвик помчался прямо вниз по поверхности, и, увлекаемый силой тяжести, влетел между лопастями вращающихся турбин — еще немного, и он лишился бы головы. Затем нога попала в какой-то шланг, который бросил Арвика на вращающийся конус шипов, вывихнув ему плечо. Что-то столкнуло его со скользящей осью, за которую он цеплялся над бездной визжащих механизмов, пока оставшиеся пальцы не разжались, отправив его в полет по кошмарным полостям часоподобных внутренностей.

 story-chapter2-hero

 

Часть вторая. Стражи Леса

 

Тысячи лет аурины вели незамысловатую жизнь на лесной планете Арбория. Развив симбиотическую связь с деревьями своего мира, они стали свирепыми и ловкими охотниками, посвятивших себя взращиванию лесов Арбории и сохранению существ, в них живших. Ведомые непрерывной линией королев, которые общались напрямую со старейшим Материнским Древом, аурины наслаждались безмятежным существованием на отдаленном краю Грани, даже не принимая во внимание возможность,  что другие миры могут быть населены существами, совсем не похожими на них самих.

 

Столкнувшись с разношерстной группой выживших в Восстании Брайтлэнда, аурины с огромным удивлением обнаружили, что долгая изоляция выбила их из общей колеи событий в большей степени, чем они могли это себе представить.

 

Доведенные до испуга необычностью посетителей (за исключением мордешей, от одного лишь присутствия которых обитателям отдаленной планеты становилось не по себе), аурины с благоговением внимали приукрашенным историям о конфликте миров и торжественно принимали дары —  различные приспособления и механических слуг.

 

Взамен они научили посетителей сельскохозяйственным техникам, которые в значительной степени преобразовали методы производства пищи беженцев и дали им значительное (и крайне необходимое) количество еды и воды, семян, черенков, земли и кувшины с ферментированным напитком (что было самым лучшим с точки зрения граноков) для очищения полости рта, поскольку запасы этого напитка были уже на исходе.

 

В конце концов, несмотря на неоднократные приглашения ауринов оставаться и дальше на какое-то время, гости с других миров объявили, что им пора отправляться в путь. Они боялись, что их настигнет флот Доминиона, не говоря уж о страшной каре, которая может пасть на головы новых друзей. Искренне попрощавшись и обещав друг другу когда-нибудь воссоединить узы дружбы, Изгнанники отбыли с планеты, уверенные в том, что Доминион ничего не заметил…

 

А затем появились планетарные жнецы…

 

story-chapter3-hero

 

Часть третья. Уничтожитель миров

 

Нетерпеливо фыркнув, Мондо Закс поднял рычагом свой стул и с ухмылкой взглянул на экраны, где отображалось опустошение, происходившее снаружи. Сбор ресурсов планеты 45658b шел замечательно. Всего лишь за неделю три континента были лишены растительности, и большая часть полученного детрита уже была сжата в протеиновые модули. Полным разочарованием оказалась почва — она была слишком богата для строительства фабрик. Насколько удалось выяснить с помощью глубокого бурения, кора Арбории была насыщена минералами до самых нижних границ. Но хотя бы топлива им теперь хватало.

 

«Обнаружена аномалия», — пробормотал ассистент.

 

Закс нахмурился. — «Терпеть их не могу».

 

Помощник нажал на клавишу. Над головой Мондо замерцал экран, показав крупным планом аборигена, с рычанием молотившего по поврежденным кабелям и дымящимся микросхемам. Ему еще предстояло нанести серьезный урон, но с нынешним темпом существо неумолимо продвигалось к нишам с топливным стержнем.

 

«Затопите камеру», — кипел от ярости Закс, вцепившись в любимый гаечный ключ.

 

Помощник колебался. «Но так исчезнет половина мощности».

 

«Мы уже опережаем расписание». Закс бросил взгляд искоса — существо пачками вырывало провода, извлекало охлаждающие чипы из их гнезд и разносило панели, оставляя их дымиться. Как этот вредитель умудрился так глубоко проникнуть, оставалось загадкой. Но в поломках была и определенная степень иронической справедливости после того, как огонь поглотил стольких его товарищей. При этой мысли Закс, не удержавшись, хихикнул.

 

Помощник щелкнул выключателем. Камера начала наполняться вязкой черной жидкостью. Существо сердито смотрело на поднимающуюся грязь, а затем, прорычав, стремительно в нее нырнуло. Жалкий паразит. Может, стоит его забрать на экспери  —

 

«Вспомогательный коленчатый вал отключен», — пробормотал помощник.

 

«Невозможно!» — завопил Закс, прищурившись. — «Убейте его!»

 

Неуклюжим движением помощник ударил еще по одному выключателю. Вид на экране сменился как раз вовремя, чтобы Закс смог увидеть, как из нижнего топливного клапана хлынули потоки этой жидкости, а промокший насквозь незваный гость молотил по ней кулаками. Его крошечная фигурка неправдоподобно вылетела вбок из черного фонтана, схватилась за обгорелую ветку и уклонялась от выстрелов из дальнобойных турелей жнеца, а затем исчезла.

 

«Найдите его!» — проревел Закс. — «Я хочу его голову на…»

 

Замигали ряды аварийных лампочек, сопровождаемые хором сирен. Когда Мондо начал изрыгать приказы, вся кабина дрогнула. И он понял, что кричит от ярости, а пол под ним стал крениться.