Восстание Брайтлэнда — Интерактивная история

Синопсис

 

Вскоре после основания Церкви Бдительности, Император Джарек издал Родовой указ, создав главные классовые и расовые различия на Кассусе. Продолжающиеся нападки на низкорожденных переполнили чашу терпения Сэррика Брайтлэнда, одного из самых уважаемых командиров, который возглавил восстание, приведшее к кровавой гражданской войне. Ведя за собой разношерстную группу мятежников, непреклонный Брайтлэнд одержал несколько ранних побед. Но вскоре ход битвы изменится…

 

1378 п.э. – Восстание Брайтлэнда

 

story-chapter1-hero

 

Часть первая. Раскаяние предателя

 

Сэррик Брайтлэнд мерил шагами флагманский корабль. Большую часть командного экрана занимали огромные красные завихрения Корин Прайм, сила тяжести которой использовалась, чтобы скрыть свой флот еще на несколько мгновений. Армада Доминиона нашла свою добычу. Подавленный численным и оружейным превосходством, разбитый флот, находившийся под командованием самого Брайтлэнда, генерала с наградами, заклейменного теперь предателем, скрывался в тени газового гиганта и ожидал спасения либо забвения.

 

Использование гравитации планеты в качестве камуфляжа было классической тактикой. Эту уловку его прежний, самый лучший ученик должен был знать хорошо: Брайтлэнд ему о ней и рассказал. Хотя не то чтобы у него выбор. Особенно после недавней битвы. До этого Каэсон прочесал одиннадцать гигантов, где мог прятаться Брайтлэнд. Достаточно ли, чтобы пробудить в нем воспоминания? Сэррик расхаживал по мостику и думал.

 

На тридцать втором круге пришел ответ. В одно мгновение Сэррик резко развернулся. Затем слепящие нити огненных снарядов зажгли иллюминаторы, а щиты с треском исчезли за считанные секунды. Даже когда Брайтлэнд выкрикнул приказ на ответный огонь, пять из его поврежденных кораблей расплавились в жару пламени и упали с орбиты, оставляя за собой полосы дыма и пыли, которые тянулись в алую бездну планеты. Время Каэсон подгадал великолепное.

 

Сэррик приказал отступить, понимая, что его флот обречен. Аврелиус столь же хорошо знал, что укрывшая их гравитация делала также невозможным и гиперпрыжки. Его атакующие корабли появятся в пределах досягаемости прежде, чем Брайтлэнд мог бы даже надеяться отойти на безопасное расстояние.

 

«Сияющий» осторожно продвигался вперед, и на экранах Брайтлэнда отразилось явное несоответствие сил. Но медленно. Аврелиус мешкал, но не из уважения, как с ужасом понял Брайтлэнд, а из презрения. Будучи старым кораблем, «Звезда Доминуса» не могла тягаться с более новым и быстрым «Сияющим». Встреча уязвила его. Он стиснул челюсти. Недооценивание противником всегда давало преимущество.

 

«Адмирал», — прозвучал голос Аврелиуса, раздражающе спокойный. Снисходительный. — «Сдавайтесь, и ваши войска пощадят. В противном же случае я открою по ним огонь. Через пять секунд». — Молчание. — «Ты на стороне проигравших, Сэррик».

 

Дельное предложение, подумал Брайтлэнд. С его защитой вряд ли он планировал что-либо подобное.

 

story-chapter2-hero

 

Часть вторая. Переломный момент

 

Культурная сплоченность ранних дней после возвращения мехари, казалось, длилась веками, но подразумеваемое восхождение элданов в боги обострило некоторые глубоко укоренившиеся социальные противоречия. Некогда изданный Родовой указ гласил, что рожденные люминаями были лучше остальных, и наметился явный раскол. Любимые Дома Истории, стоявшие сотни лет, разрушались, а на их месте возводили церкви Бдительности. Словесные оскорбления все чаще переходили в физические издевательства над теми, кто уже был назван низкорожденным. Брайтлэнд, открыто высказывавшийся против подобных действий, едва не очутился перед трибуналом.

 

То, что начиналось как стачки, стремительно перерастало в кровавые стычки. Напряжение усиливалось, и военные лидеры Доминиона ввели жесткие меры против всех тех, кто противостоял новому приказу. Между делом, Церковь Бдительности предписала, что политика отсутствия терпимости — единственный возможный путь по определению.

 

Но после резни на площади Тории Сэррик Брайтлэнд решил, что с него хватит. Когда он отказался открыть огонь по восставшим горожанам, то нашелся другой. А Сэррик, командир с наибольшим количеством боевых наград за всю военную историю Кассуса, был заключен в тюрьму и ожидал казни за предательство. Как и его флагманский корабль, «Звезду Доминуса», Брайтлэнда готовились списать со счетов. Вместо этого, будучи закованным в кандалы, он сломал шею всем пяти солдатам, сопровождавшим его к комендантскому взводу, без чьей-либо помощи сбежал во время перевода к месту казни и созвал тайное совещание командиров, которым доверял. И таких оказалось больше, чем он смел надеяться.

 

Захватив «Звезду Доминуса» из ангара, Брайтлэнд возглавил бесстрашное нападение на самого Верховного Главнокомандующего Доминиона, забрав перед отступлением несметное число кораблей.

 

Затем следовало множество побед. Создав правительство-в-изгнании, Брайтлэнд наметил своей желанной целью то, что заставило бы Доминион преклонить колени: захват столицы.

 

Но прежде чем Брайтлэнд начал наступление, Аврелиус, доверенный его помощник, посчитал, что преданность Доминиону перевешивает десятилетия дружбы. Последующая засада стала предвестником поражения Брайтлэнда. Хотя ему и флоту по большей части удалось выжить, время неумолимо перемалывало силы и устремления мятежников с набирающей быстроту жестокостью. В то время как Брайтлэнд поначалу мог полагаться на свою боевую доблесть, чтобы противостоять весьма серьезному противнику, тот обладал возможностью добывать ресурсы из множества миров. Даже одно поражение ставило под угрозу существование неопытного сопротивления. Запасы флота истощались, и Брайтлэнд с потрепанным флотом отступал, понимая, что его единственный путь к спасению лежит в сражениях будущего.

 

А теперь и этот путь оказался закрыт.

 

story-chapter3-hero

 

Часть третья. Отчаянная авантюра

 

Брайтлэнд мрачно смотрел на боевые экраны, а отведенные ему пять секунд истекали. Наконец он вздохнул. — «Запрос на разрешение пристыковаться. Я отдаю свой меч». — Он вызвал на монитор «Звезду Доминуса» и задал ей курс.

 

«Вы поступаете правильно, командир», — прозвучал в его ухе голос Аврелиуса.

 

«Я тоже так думаю». — И затем выпустил всю боевую мощь корабля на «Сияющего».

 

Выведя из строя кнопку, чтобы не слышать бешеное рычание Аврелиуса, Сэррик окунул крупный флагман в темно-лиловые гейзеры. Бывший друг ответил тем же. Блеснула каждая пушка, поглотив корабль Брайтлэнда призрачным пламенем нулевой силы тяжести. Позади один за другим замерцали гиперприводы исчезающих кораблей Изгнанников. Может, у нас и получилось, подумал Сэррик прямо перед тем, как волна огня с «Сияющего» откинула его на первую стену, затем на следующую, а легкое адмирала пронзило сзади копье кипящего металла.

 

Проморгавшись, чтобы избавиться от крови, он пристально смотрел на единственный оставшийся экран, показывавший неизбежное столкновение; широко разнесенные турели «Сияющего» уже не могли стрелять — было слишком близко.

 

Брайтлэнд прислонился к консоли и поприветствовал флагман. Голова была словно налита свинцом и раскалывалась. Он что-то собирался сказать насчет проигравших, но ему удалось лишь произнести:

 

«Это… еще не конец… Аврелиус».

 

Ответ капитана Доминиона был бесстрастен. — «Для тебя конец, предатель».

 

Куски корпуса отлетали от кораблей, летевших навстречу столкновению. Где-то вдалеке Брайтлэнд услышал, как его голос отдает невнятный приказ на гиперпрыжок.

 

Он заморгал и вдруг обнаружил, что находится в медотсеке, а над ним склонилась очень юная девушка с нашитой эмблемой. — «Где я?» — прохрипел он, конечности будто исчезли.

 

— «На флоте, сэр. Нам удалось сбежать. Ваши распоряжения?»

 

— «Корабль…»

 

«Доминус ремонтируется, сэр. Будет готово через неделю».

 

«Называй его… «Разорителем», — прошептал Сэррик. А затем тьма приняла адмирала в свои объятия.